13:31 

Такое кому-нить интересно?

Kordhard
Внутренняя сила человека обратно пропорциональна разнице между его "быть" и "казаться".
Дорогие ПЧ, у меня есть к вам вопрос. Много лет назад ныне уже почившая российская студия "Апейрон" выпустила тактическую игру под названием "7.62", действие которой происходило в вымышленной стране в латинской Америке.



Затем на протяжении долгих лет коллектив энтузиастов полировал эту игру, по сути переделав её, что называется, сверху до низу, изменив в значительной степени и геймплейную, и сюжетную часть. Ввиду относительной сложности игрового процесса, устаревшей графике и не самому дружелюбному интерфейсу класса "без поллитры не разберёшься", поклонников у сего произведения не так чтобы много. Однако, сама история, на мой взгляд, достойна внимания безотносительно интересности игры, как продукта.

Интересно ли было бы кому-нибудь читать художественно-литературное повествование по мотивам данной игры, которое будет представлять собой классический "боевик про наёмников и пушки", написанное под большим влиянием произведений Андрея Круза? У меня это добро в заготовках уже изрядное количество времени валяется, но стоит ли допиливать до ума - вопрос. Если это кому-то интересно - я с удовольствием допилю и буду частями выкладывать. Если нет - значит нет.

Пока предлагаю на ваш суд первый кусочек.

Пролог.
Алексей Иванов проснулся от лучей солнца, которые брызгали из-под циновок на окнах, мельтеша сквозь закрытые глаза. Чувствовал он себя погано, как после сильного перепоя. И роднило его с этим состоянием то, что он решительно не помнил, где он находится, и как сюда попал.
Лёха медленно приподнялся на локте и столь же медленно открыл глаза. Вокруг была какая-то хижина из досок с крайне скудным интерьером. Простая кровать, стол и стул. На стуле лежала одежда, возле кровати стояли ботинки, в которых он с некоторым усилием опознал свои, а на столе валялись какие-то лекарства и фляжка с водой. А рядом лежал голубой берет ВДВ...
Этот предмет Иванов бережно хранил и гордо носил уже много лет после того, как навсегда покинул Россию. Служить ельцинсокй шобле после всего, что она сделала с ним и его друзьями в Чечне Алексей просто не мог больше. И громко хлопнув дверью об голову подонка-подполковника, сдавшего их чеченцам, так что содержимое этой головы потекло на пол через разломленный череп, Алексей навсегда уехал из страны...
Первый же контракт через очень сомнительных ребят забросил его в такую задницу, куда, имей он хоть грамм возможности выбирать, не поехал бы ни за какие деньги. А деньги там, кстати, тоже обещали не бог весть какие. Но выбора не было, нужно было бежать из России...
И Лёха Иванов, бывший русский десантник, оказался на гражданской войне в Сьерра-Лионе. Которая закончилась для него почти так же внезапно, как и началась. Горящая деревня, из которой его группа с таким трудом выбила противника... Куча трупов, своих и чужих. Огонь и ветер, несущий дым... Алексей внимательно осматривался, пытаясь понять, не пропустил ли он какого-нибудь затаившегося врага, как из темноты одной из хижин плеснуло вспышками, а потом была только чёрная боль...
Пули попали в бронежилет, но сознание Лёха на пару минут потерял, а когда очнулся – его уже куда-то тащили. Несколько месяцев в грязной яме с какими-то бедолагами... Люди дохли вокруг, а Лёха держался за жизнь. И однажды счастливый билет ему перепал. Его вытащили и предложили работу. Как скоро оказалось – почти такую же безнадёжную. Просто хозяину лагеря предложили продать несколько рабов на другой континент. Для войны. Рабов, которые могли бы стать солдатами. Которые были ими когда-то.
И снова не было выбора. На этот раз – Латинская Америка, Палинейро. Снова гражданская война. Ему хотя бы вернули берет, уже спасибо... Несколько месяцев боёв – и мятежный генерал пришёл к власти, а Иванов с отрядом наёмников со всего мира, который всё это обеспечил, рассчитывал наконец на пенсию и почётную старость, может быть в должности инструктора в местной военной академии. Не вышло...
На них объявили охоту. На героев, которые привели эту скотину к власти, и готовы были работать на него и дальше – объявили охоту, назвав виновниками всех бед военного времени. Кто-то успел улететь на самолёте до того, как их поймали. Кто-то был убит, даже не узнав, почему. А Алексей пытался бежать через границу на север в такую же маленькую и грязную страну, где война закончилась лишь недавно. Альгейра. Кроме того, что она есть – Алексей толком ничего не знал о ней. Последнее, что он помнил – это как с небольшим отрядом наёмников они шли через джунгли. А теперь вокруг была какая-то хижина, солнечные зайчики по полу и кровати и страшное головокружение...
День 1. Лагерь в лесах.
Борясь с накатывающими приступами головокружения и тошноты, Лёха медленно оделся. Одежда была целой, да и на теле каких-то особых ран не обнаружилось. С улицы доносились какие-то голоса и когда Алексей наконец завязал шнурки на берцах, циновка у входа поднялась и в хижину вошёл человек.
- О, я вижу вы пришли в себя! Прекрасно! Пойдёмте со мной.
Судя по тому, что человек улыбался и излучал дружелюбие, Иванов сделал логичный вывод, что убивать прямо сейчас его не будут. Впрочем, как это нередко бывало, он опять ошибся...
Выйдя из хижины он увидел ещё несколько таких же построек, палатки, столы, костры. Лагерь располагался в низине у подножья горы и его было довольно трудно заметить. Однако, Иванов сразу обратил внимание на неудачное расположение в случае нападения: если бы враги подошли со стороны гор – лагерь был бы у них как на ладони.
Вокруг было несколько десятков человек, все были вооружены, но каждый занимался своим делом. Иванова подвели к бородатому мужчине, напоминавшего революционного матроса на современный лад. В обычном зелёном камуфляже, жутко напоминавшем старый российский, без погонов (что, кстати, выделяло его на фоне остальных бойцов, одетых в серо-коричневую форму с синими самодельными погонами, на которые зачем-то были нашиты белые трегольничики), но через плечо перекинут ремешок кобуры-приклада, в которой явно что-то крупное. И сам мужик, очевидно, был тут за старшего. Бородач улыбнулся и протянул руку:
- Марсело Трон. Командир лагеря.
- Алексей Иванов. Простите, я ничего не помню. Где я?
- Русский? Я так и подумал, когда увидел берет. У нас таких никто не носит. Если честно, то я вообще не думал, что ты выживешь. Тебя принесли позавчера. Патруль наткнулся случайно... Там была целая куча трупов, тебя тоже приняли за одного из них. Но когда Педро попытался проверить твои карманы, ты ему нож к горлу приставил. А потом отключился. Как ты сам-то?
- Спасибо, ничего. Голова кружится, но жить буду. А где мы?
- В Альгейре. В южных лесах, в предгорьях пограничного хребта. По ту сторону гор – Палинейро.
Марсело махнул рукой в сторону юга, где за деревьями вдали виднелись горные вершины.
- Я догадываюсь кто ты, Алексей Иванов, и догадываюсь, зачем ты оказался в джунглях. У нас больше общего, чем ты можешь представить.
«Сомневаюсь...» - подумал Алексей, но ничего не сказал.
- Кстати, куда я положил-то... А, вот! При тебе было кое-что, всё в сохранности, держи!
Марсело Трон протянул Лёхе пояс с подсумками, пару боевых ножей, сошки для винтовки и глушитель под парабеллумовские патроны. Алексей точно помнил, что глушитель этот был навинчен на ствол, когда он держал его в руках крайний раз, да и сошка была на автомате, однако спрашивать про оружие он не стал.
Не успел Иванов застегнуть пояс, как со стороны гор послышалась стрельба, сразу с двух направлений. Видимо, кто-то напоролся на выставленные секреты. Звуки стрельбы стремительно приближались. Марсело Трон чуть заметно побледнел.
- Чёрт, похоже армия!
И секунду подумав он выхватил пистолет и... передал его Алексею.
- Держи! Будь поближе ко мне, будем отбиваться! Учти, для них ты враг, так что под пули не лезь!
Алексей с большим удивлением обнаружил, что пистолет – ни что иное, как АПС! Пушка редкая даже в России, а встретить её тут... Вряд ли на всю страну или даже несколько стран здесь найдётся второй такой же! А сам Трон перекинул из-а спины ещё одну не менее редкую пушку: Винторез! Бесшумная снайперская винтовка под уникальный российский патрон. Вот так раз! Непростой товарищ, раз такое смог достать! Явно непростой!
Однако, нужно было действовать! Лёха лихорадочно оценил диспозицию. Как же всё бестолково! Дома из досок, которые могли бы послужить отличным укрытием, при атаке сверху защищали гораздо хуже. Подготовленные позиции для стрельбы были ориентированы на отражение атки откуда угодно, но только не сверху. Залегать бесполезно. Бойцы Марсело трона открыли лихорадочный и частый огонь по горе, где проходила серпантинная дорога, по которой видимо и пришли враги. Оттуда застучали частые одиночные выстрелы. Лёха понятия не имел, сколько там противников, как они вооружены и насколько опасны. Но он точно знал, что оставаясь внизу он станет прекрасной мишенью, а ответный огонь из пистолета с такого расстояния врагов не достанет. Выбор был прост: сдаться на милость судьбы, в надежде, что защитники лагеря как-нибудь справятся сами, или пойти на риск. Алексей знал, что на латиносов полагаться нельзя. По тому, как безобразно выстроена оборона лагеря, было понятно, что тут окопались сплошные любители. А вот появление кого бы то ни было под названием «армия» потенциально сулило большие проблемы. И Алексей не слушая предостерегающих криков Марсело рванул вперёд! К единственной тропинке, которая вела вверх, к серпантину. Он понимал, что если враг доберётся до неё первым, то заблокирует выход и просто перебьёт сверху из-за укрытий всех, кто находится в лагере.
Больше всего Лёху беспокоило то, что противник не стрелял очередями. Вражеские солдаты, которых он пока не видел, били методичными одиночными выстрелами, что намекало на высокую огневую дисциплину, но одновременно и указывало на малую численность. Их вряд ли было больше 12-15 человек, что вселяло надежду.
Рывок удался. Лёха ракетой взлетел по тропинке и заскочил за камни, увидев буквально в 20-30 метрах перед собой целую группу человек из пяти в светло-зелёной форме какого-то бледно-салатного оттенка с красными погонами. К счастью, вместо того, чтобы любой ценой закрепиться у тропинки, они, не дойдя до неё, увлечённо расстреливали лагерь из винтовок, в которых намётанный глаз Иванова безошибочно опознал бельгийские FN-FAL. Впрочем, производились такие винтовки в куче стран, в том числе и в Латинской Америке. Некоторые модификации не имели режима автоматического огня, который им и не особо был нужен: мощный винтовочный патрон обладал изрядной отдачей, так что очередями из них никто не стрелял. Самым приятным для Иванова было то, что солдаты его не заметили. Высунувшись из-за камня он увидел, как один из вражеских пехотинцев, получив в грудь несколько пуль, рухнул на спину. А в следующего всадил две пули и сам Иванов, тут же спрятавшись обратно за камень. Его выстрелы, естественно, не остались незамеченными. Среди солдат началась паника, кто-то закричал: «Отбивайтесь, я его возьму!»
Иванов немного приподнялся и увидел, как в его сторону бежит один из вражеских бойцов. Подпустив его почти в упор, Лёха выпрыгнул в строну и всадил в него практически в упор короткую очередь на два-три патрона. Видимо вражеский солдат ожидал увидеть свою цель не совсем там, откуда появился Иванов. Тем временем ещё один солдат фонтанируя кровью из пробитой шей подскочил с хрипом, получил ещё одну пулю в грудь, застыл на мгновение и уже не чувствуя новых попаданий в живот и ноги, повалился на землю, заливая кровью всё вокруг себя. Последний оставшийся отпрянул от края дороги и начал суетливо пятиться назад, собираясь бежать, но Алексей, аккуратно высунувшись из-за камня, всадил ему единственную пулю в голову. Наступила тишина. Позади, метрах в ста, лежало ещё несколько трупов. Похоже, что огневой перевес оказался полностью на стороне людей Марсело Трона. А то, что Алексей поначалу принял за «высокую дисциплину огня» было просто отсутствием автоматического режима стрельбы у их винтовок: с них просто были сняты переводчики огня, чтобы не тратить зря патроны...
К нему подошёл один из солдат в серо-коричневой форме.
- Ого! Неплохо ты их! Пошли к Марсело.
Марсело Трон окинул Алексея уважительным взглядом.
- Вот это да, камрад! Мы умеем ценить смелость, но ты похоже совсем безбашенный. В одиночку с пистолетом кинулся на пятерых, да её и положил нескольких! Уважаю!
Алексей марчно подумал о том, что у латиносов, к сожалению, смелость действительно ценится порой куда больше мудрости и мастерства, так уж они устроены. Но зато, порой показав себя отморозком, можно и впрямь завоевать их доверие и уважение.
- Ты пистолет мой не потерял, я надеюсь? Редкая вещица тут.
- Да, я уже оценил доверие. Скажу честно, они и в России «редкая штука». Вот держи. Патроны экономил, осталось больше половины магазина.
- О, за это отдельное спасибо. С патронами у нас плохо, а этот калибр тут и вовсе найти непросто. Ладно, пойдём пообщаемся.
Они сели возле костра. Алексей почувствовал, что всплеск адреналина здорово «прочистил мозги» - тяжесть в голове и головокружение проходили на глазах. А потрескивание костра всегда умиротворяло.
- Введу тебя в курс дело, гринго. Мы тут называем себя «Непримиримые». Партизаны, революционеры – короче все те, кто не смирился с поражением в Гражданской войне и властью Дефенсы. Это наш диктатор. Тут несколько лет назад была война, повстанцев поддерживало правительство НВФ из Палинейро. Но генерал Торменс начал их щемить и поддержка революции тут, в Альгейре, сошла на нет. А без неё армия повстанцев была разбита в Битве у Перекрёстка, но мы вот не смирились и готовм реванш. А знаешь кто нами командует?
- Удиви меня.
Иванов подозревал, что услышит знакомую фамилию, но не думал, что всё будет так плохо.
- Таня Торменс. Дочь палинерского генерала. Она с папаней на ножах, вот и сбежала сюда. Ну и я с ней.
«Вот блин... За одного Торменса воевал, пока он меня чуть не прихлопнул, теперь опять та же сказка, но тут его доченька... Офигеть теперь. Только за старшим Торменсом с самого начала был крупный город, военная база и несколько батальонов отборной пехоты, а у доченьки, кажется, только несколько шаек оборванцев»... – рассеянно думал Иванов, пока Марсело трон продолжал рассказывать.
- Дефенса со своими головорезами зачистили центр страны с пятью самыми крупными городами, и объявили там карантинную зону. Обнесли всё блокпостами, полицейские кордоны и всё такое. Назвали это «открытой зоной», туда даже туристов пускают. Естественно, свои люди у нас там тоже есть. А всё что за кордонами – это «закрытая зона», в основном леса, несколько деревень и пара городов – их контролировать у правительства сил не хватает. Тут и бандитов полно, и контрабандисты шастают, и мы потихоньку пытаемся набирать силу. Только вот с оружием у нас плоховато, с транспортом, с продуктами, медикаментами, людьми... Короче, всего у нас не хватает, стало быть мы на войне!
Марсело Трон весело заржал, Иванов вежливо улыбнулся.
- Что дальше делать думаешь? Страну ты не знаешь, идти тебе особо пока некуда. А боец ты отличный! Предлагаю тебе вступать в нашу армию! Ну а что, получишь оружие, кормить и лечить тебя будем. Мы тебе в конце концов жизнь спасли! Ну сам подумай, гринго, кому ты ещё нужен в Альгейре? А для нас ты прямо в самый раз! Проверенный брат по оружию! А?
Алексей задумался, глядя в огонь. Воевать за очередных повстанцев... Третий раз подряд... Это слишком часто кончалось слишком плохо. Ну а если посмотреть с другой-то стороны – не так уж плохо! Ведь столько парней погибли, а он-то всё ещё жив! И ведь действительно, если бы не повстанцы – его бы давно уже дикие пумы сожрали на той поляне скорее всего, так и не очнулся бы. А тут вроде как с распростёртыми объятиями...
Как обычно, против естественного желания покочевряжиться, как ни крути, выступала банальная безальтернативность. Из всех зол, очевидно, стоило выбирать меньшее, а там уж куда кривая вывезет...
- Уболтал, речистый. Согласен я.
- Ну вот и отлично, вот и замечательно! - У Марсело Трона вид был такой, словно он только что крупно выиграл в лотелею. Он радостно потяс руку Алексею и видимо от такой удачи, что заполучил в отряд столь смелого бойца, решил проявить невиданную щедрость:
- Ты пока знаешь чего... Там вон ребята трупы стаскивают, чтобы закопать. Ты им помоги и заодно посмотри трофеи во-первых, возьми себе если что ценное и нужное найдешь, а во-вторых потом подойди к нашему оружейнику, отнеси ему остальные трофеи с убитых, а он тебе форму и личное оружие ещё выдаст.
Возиться с трупами Алексей привык давно, уже много лет эта процедура не вызывала в нём ровным счётом никаких эмоций. А вот посмотреть на мёртвых врагов, с подобными которым ещё наверняка не раз придётся столкнуться, было полезно.
Старясь не испачкаться в крови, Лёха методично обшаривал карманы убитых, после чего их тела стаскивали в рядочек к быстро копаемой яме. При ближайшем рассмотрении светло-зелёный цвет оказался цветом выгоревшей ткани, некогда намного более тёмной. Солдаты были молодыми ребятами, судя по всему – очень плохо тренированными и недокормленными. Снаряжения почти никакого не оказалось, а может пока Лёха беседовал с Троном партизаны уже успели что-то растащить. Один из убитых был сначала ранен и даже успел распаковать перевязочный пакет. Он так и упал, зажимая бинтом рану на ноге и второй рукой, в которой держал конец бинта, успев схватиться за пробитую пулей грудь, растянув бинт и залив его кровью. Больше перевязочных пакетов не было. У многих солдат даже не было запасных магазинов к оружию. Вот их-то бойцы Трона точно не спёрли, потому что ни у кого из них не было оружия такого калибра.
Алексей, кстати, в спокойной обстановке имел возможность оценить вооружение отряда. Большинство бойцов были с калашами разной степени убитости. В основном китайскими, реже восточноевропейскими. Некоторые были вооружены охотничьими помоповыми ружьями, у кого-то были старые пистолеты-пулемёты ППС-43, оставшиеся наверное ещё со времён советской помощи Никарагуа, у кого-то винтовки Гаранда времён Второй Мировой... Короче, тот ещё зоопарк старинного хлама.
Из полезных вещей на телах ничего уже не было, если не считать двух американских касок времён Второй Мировой. Лёха лишь забрал несколько фляг с водой, нашёл по карманам пяток пачек сигарет, несколько коробков спичек и забрал все десять винтовок с шестнадцатью магазинами на все. Схватив их как охапку дров, он потащил оружие в сторону хижины оружейника. Голова всё ещё кружилось и в какой-то момент Алексей почувствовал приступ внезапной слабости. Он чуть не выронил винтовки, как их подхватили чьи-то руки. Ух... Лёха отдышался и подождал, пока цветные пятна перестали прыгать перед глазами.
- Спасибо. Лёха!
- Педро! Не помнишь меня? Это я тебя нашёл, ты меня чуть не зарезал!
- Не, Педро, я вообще про тот день ничего не помню. А где твоё оружие?
Алексей заметил, что партизан без оружия и даже без ремня.
- Ох, это грустная история. Я тут как бы на губе сижу, типа дезертир.
- Дезертир? Когда ж ты успел?
- Ну, тогда же... Я... Понимаешь, заблудился просто. И пришёл в лагерь на день позже. Ну, мне и всыпали... Если ты меня на поруки возьмёшь – я буду тебе помогать!
- Идёт, Педро. Ты мне уже помогаешь.
Кое-как они дотащили винтовки до хижины оружейника. Тот сидел за столом и заполнял какие-то то ли ведомости, то ли таблицы.
- Орландо дос Сантос, рад встрече. - Оружейник привстал. – Марсело сказал, что ты зайдёшь с трофеями. Так, что тут у нас...
- Да вот, какие-то непонятные FN-FAL, клейм не разобрать.
- А, знакомое дело. Вот тебе руководство по ним – Орландо бросил на стол небольшую брошюрку, - попробуй по нему разобрать и собрать. Как разберёшь – сам всё поймёшь.
Алексей, пару раз подглядев в шпаргалку, разобрал одну из винтовок. Мама дорогая... Это был реальны хлам, собранный из частей нескольких винтовок, судя по номерам. Рама разбита, затвор расклёпан, в стволе раковины и вздутия, всё ржавое и ушатанное. Иванов присвистнул.
- Не понятно, как они вообще стреляли, не разваливаясь в руках.
- А ты на патроны посмотри. - Орландо усмехнулся, - Дефенса набирает призывников, они проходят краткий курс подготовки, им выдают это барахло и, одев в тряпьё, отправляют в закрытую зону патрулировать. Оборванцы и голодранцы... Серьёзные войска они так бездарно не тратят, а эти – они ничего не стоят, бабы ещё нарожают. А у бедолаг выбора нет, бежать особо тоже некуда, в армии их хоть кормят, хотя бы иногда. Понимаешь теперь, за что мы сражаемся? Чтобы такие ребята не были пушечным мясом для режима...
Иванов тем временем выщелкал два магазина патронов на стол. Больше половины патронов были явно снаряжены вручную, причём очень небрежно. Криво обрезанные дульца гильз, вытягивавшихся от предыдущих выстрелов, криво вставленные пули с мятыми носами, следы белого налёта на гильзах от сырости...
- Чтобы винтовки не разваливались, они используют там патроны кустарного снаряжения с уменьшенными навесками пороха. Пули летят из таких стволов как правило всё равно практически кувырком. Ни точности, ни убойного действия.
Тем не менее, отсортировав все патроны, Алексею удалось найти сотню явно фабричных, судя по маркировке – аргентинского производства. Выбрав пару винтовок, у которых хотя бы ударно-спусковые механизмы не грозили рассыпаться в труху и взяв шесть магазинов, Алексей кинул одну Педро, а вторую повесил за спину. Остальное оставил на столе.
Орландо почти не глядя пододвинул мусорное ведро и сгрёб в него все оставшиеся на столе «самопальные» патроны.
- Такими стреять – себе дороже... Ладно! – Он захлопнул тетрадь и встал, - пора выдать тебе форму и что-нибудь хорошее! Размер какой, говоришь?
Через минуту Алексей уже застёгивал серо-коричневый камуфляж с белыми треугольничками, вышитыми на синих погонах. Как ему объяснили, это значит «рядовой». У сержантов треугольничков по два, а у лейтенанта белый квадратик. Сделали так для того, чтобы на средних дистанциях нельзя было отличить офицера просто по факту наличия знака на синем поле. На взгляд Алексея это было глупостью, ведь куда проще делать нашивку и погон одного цвета, однако у латиносов свои представления о красоте и практичности...
- Ну что же, теперь выдадим тебе пистолет. Гринго, ты же у нас русский, верно? Тогда тебе должно понравиться.
Алексей не слишком обрадовался, так как понимал, что второй АПС тут вряд ли найдётся, а больше в России нормальных пистолетов никогда не делали. Получилось, как он и ожидал. Дос Сантос выложил на стол аккуратно почищенный и смазанный ТТ советского производства, судя по всему хоть и не новый, из него явно успели пострелять, но хотя бы не убитый в хлам.
- С хорошими патронами у нас, ты уж извини, напряжёнка, но восемь штук чешских могу дать.
Орландо дос Сантос бережно отсчитал из коробочки восемь блестящих патрончиков калибра 7.62х25, которые Алексей сразу же зарядил в магазин пистолета.
- Ну а в китайских большого дефицита нет. Правда бывают осечки, так что осторожнее с ними.
И он положил на стол целую коробку патронов «Norinco» на 50 штук.
- Удачи, гринго. Найдёшь что интересное – тоже приноси!
Алексей задумчиво вышел из хижины, засовывая пистолет в карман. Педро шёл рядом с винтовкой на плече.
- Слушай, Алексей, я тут не хочу с оружием расхаживать, пока ты с командиром на счёт меня не решишь...
- Да не вопрос, давай сейчас к нему и пойдём!

Марсело Трон стоял у стола, склонившись над картой, когда Лёха и Педро подошли к нему.
- Марсело, у меня к тебе просьба есть. Можно этот парень будет мне помогать? Сними с него наказание, я за ним присмотрю.
- О, ха-ха, гринго уже друзей заводит? Ну, не вопрос, я даже с удовольствием. Потому что задача для вас есть. И довольно срочная! Скажи, тебе в этом нападении ничего странным не показалось?
Иванов на секунду задумался.
- Да нет. Судя по всему, они эту атаку не планировали, потому что такими силами на такой лагерь нападать просто смешно. Скорее всего они двумя-тремя группами из одного отряда прочёсывали местность и случайно напоролись на лагерь.
- О, гринго, у тебя большое будущее, как у командира! Ты мыслишь стратегически! Это верно! А вывод я делаю из этого такой, что Дефенса не знает, где наш лагерь! И хорошо бы, чтобы подольше не знал. Только вот часть этих разведчиков судя по всему смогли удрать. Я послал отряд на поиски вокруг лагеря, а тебе хочу поручить проверить дорогу. Смотри, вот тут на севере есть дорога. Скорее всего, они будут выходить к ней. Но до неё тут весьма труднопроходимые джунгли и удобных мест с тропинками не так много. Если попытаться их перехватить – вполне может получиться. Я не думаю, что их осталось много, и что они смогут оказать серьёзное сопротивление. Так что надо догнать и добить. Справишься?
Иванов пожал плечами.
- Людей дашь?
Конечно! Бери Педро, он заодно докажет в бою, что он не трус, а то как пришёл в отряд – ни разу ещё с врагом не встречался, потому, кстати, и подозревали в дезертирстве. Вот и проверим его в деле. И ещё одного человека я тебе дам. Опытного. Больше, прости, сейчас не могу – сам видишь, ситуация! Но думаю, что вам больше и не потребуется. Догоните их, выберете момент, внезапно нападёте – и всё будет хорошо.
Трон нервно пожевал губами, от чего вся его борода пришла в движение.
- За час сможешь подготовиться и выйти?
- Не переживай, Марсело, через полчаса уже выйдем.
Алексей шагал к своей хижине и украдкой поглядывал на Педро. А ну как зассыт боец, что тогда делать с ним? Но Педро вовсе не выказывал признаков страха, скорее наоборот, рвался в бой. А вот третьего бойца Трон небось отправляет в основном за нами присматривать. Иначе побольше людей дал бы...
- Ты же тут не первый день вроде, Педро? Можно я тебя Петяном звать буду? Так вот скажи, Петян, у тебя какое-нибудь полезное имущество-то есть?
Педро ухмыльнулся:
- Я тут попрятал разного по нычкам. Ну так, на всякий случай. Небольшой запас еды, лекарств. Нам что-нибудь понадобится? У меня и оружие есть!
- Тащи сюда всё, что есть, там посмотрим.
Перед выходом, который мог продлиться непонятно сколько, Иванов хотел провести инвентаризацию и экипироваться как можно лучше. Потому что со снаряжением в лагере и правда было плохо, и вся надежда было только на запасливого прощелыгу Педро...
Появился Петя через десять минут, одной рукой размазывая слёзы по лицу, а в другой держа деревянный ящик. На шее у него висела винтовка М16.
- Ты чего плачешь?
Иванов за долгие месяцы так и не смог привыкнуть к тому, что в Латинской Америке мужики плачут по самым разным поводам, и тут это не считается чем-то ненормлаьным. Когда здоровый бородатый мужик ревёт, как дошкольник – это русского человека шокирует. Тем не менее, Педро и в самом деле выглядел очень расстроенным.
- Испортилась. Оставил в ящике под деревом и забыл... Промокла и испортилась...
Он положил на стол ящик и винтовку. М16А2Е3 – экспортная модификация. Очень достойный ствол, особенно по части точности, но требует бережного ухода. А глупый Педро просто бросил её на открытом воздухе в щелеватом деревянном ящике. Внутрь попала вода и пошла ржавчина. Теперь у винтовки даже затвор не удавалось отвести, так прихватило. На коленке не починишь, оружию скорее всего конец...
- Ладно, не переживай, достанем тебе новое оружие. Что у тебя ещё есть?
Алексей открыл ящик.
- А неплохо ты, Педро, прибарахлился!
В ящике болтались три гранаты РГД-5, три толовых шашки, пара мачете, два десятка патронов 12-го калибра с мелкой картечью 5.6мм, свёрнутый холщовый мешок, пять банок говяжьей тушёнки, набор первой помощи и два перевязочных пакета, пара блистеров анальгина, тюбик-шприц с морфином, коробочка гвоздей и... пистолет.
Иванов взял в руки диковинное оружие и невольно присвистнул: «Да у вас тут просто музей!»
Пистолет представлял собой очень редкую модифкацию ТТ, которую когда-то а 50-х Венгрия делала по заказу Египта. Он даже так и назывался «Токагипт», как бы «египетский Токарев». С флажковым предохранителем, семиместным магазином со «шпорой», и под 9мм патрон. Алексей выщелкнул магазин – он был пуст.
- А патроны-то есть к нему?
- Прости, гринго, но с патронами всё плохо. 9мм у нас нету. Заказали два ящика целых. Нам их привезли, но там по ошибке оказались холостые. То ли напутали мы при заказе, то ли поставщики накосячили. Но пока новых патронов нет, так что всё оружие под 9мм сдали пока на склад, ну или распихали кто куда. Я этот себе оставил, он ведь новенький в масле, из него даже не стреляли.
«М-да, - размышлял Иванов, - положеньице у них, конечно... Если даже самых народных 9мм патронов достать не могут...»
Гранаты и тем более взрывчатку Иванов решил не брать, ограничившись запасом воды, медикаментов и сухого пайка. Он искренне надеялся, что винтовки выдержат по паре магазинов, прежде чем развалятся, а старинный ТТ не откажет после стольких лет бездействия.
Третий боец представился как Диего. Иванов с удовлетворением отметил, что хоть кто-то в группе теперь имеет автомат, к тому же явно обучен им пользоваться. Хотя ржавая китайская железяка внушала доверие не сильно больше, чем ушатанные FN-FAL’ы у Алексея и Педро...

На след выживших солдат напали быстро. Алексей без труда определил по следам, что их было всего трое. Уходили они в изрядной панике и судя по тем кругалям, которые они закладывали – у ребят с ориентацией в пространстве всё было плохо. По прикидкам Алексея, через пять часов преследования они были всего в нескольких километрах от лагеря. Наконец, над лесом стали сгущаться вечерние сумерки. Следы различать было всё труднее, а непредсказуемые метания беглецов делали особенно сложным слепой перехват. Уже в темноте Иванов заметил брошенную консервную банку из-под тушёнки. Значит недавно делали привал. И вряд ли бы стали двигаться дальше в темноте... Все трое усилили бдительность. Но... Как это часто бывает, всё равно проспали. Отреагировали партизаны только на шорох, раздавшийся из кустов сзади-справа, откуда с изумлением вылезал солдат. Очевидно, бедолага справлял нужду. До него было метров десять, Иванов, Педро и солдат одновременно начали вскидывать винтовки, и только Диего сделал то единственно верное, что было нужно: выстрелил навскидку от бедра. Неизвестно, чем бы закончилась эта «ганфайтерская дуэль», если бы не выстрел Диего, опередивший остальных буквально на полсекунды. Но благодаря ему солдат рухнул, роняя оружие, а Иванов с Педро даже не стали стрелять.
Поиск остальных беглецов много времени не занял. Заслышав одиночный выстрел солдаты видимо не сразу поняли, кто именно стрелял, и поэтому не стали прятаться, а пошли выяснять в чём дело. Вскоре их обнаружил опытный Диего и метров с 50-и прижал огнём. Придурки начали палить в ответ в темноту наугад, и Алексей с Педро без труда обошли их сбоку, после чего Педро первыми же выстрелами успокоил навсегда одного, а Иванов из пистолета сквозь ветки с небольшой дистанции расстрелял второго. К счастью, оружие не подвело. Трофеями стали пара касок, пара пачек фабричных патронов, банка тушёнки да пачка местных сигарет «Great Serpent». Иванов не курил, но такое добро всегда можно поменять в лагере на что-нибудь ценное, например на патроны. Забрав винтовки, партизаны двинулись в лагерь, благо до него было совсем недалеко.
Вернулись незадолго до полуночи. Вымотанные и голодные. Марсело первым делом вручил бойцам котелки с горячей кашей.
- Ну как? Результативно сходили?
- Их трое всего было. Такие олени, что сами скорее всего и не выбрались бы. Дебилы малолетние. Кончили всех. А второй отряд? Нашли кого-нибудь?
- Нет. Если и была ещё какая-то группа – то не обнаружили.
- Не переживай, Трон, - пробубнил Лёха с набитым ртом, - если и удрал кто, то всё равно с такой подготовкой им в лесу долго не выжить и самим дорогу не найти...
После еды, когда Лёха уже готовился ко сну, в хижину зашёл Марсело.
- Я знаю, Алексей Иванов, что ты наёмник. Это не твоя страна и не твой народ. Но я хочу, чтобы ты знал: работа на нас – это не только война за справедливость и свободу народа Альгейры. Это ещё и деньги. Держи, ты сегодня заработал!
И он протянул Иванову конверт с банкнотами. Попрощавшись и занавесив вход, Лёха пересчитал деньги. Тысяча эльдо. Местные тугрики. Много это или мало – он понятия не имел. И это была явно не та валюта, которую он мечтал зарабатывать и тратить. Но, как всегда, выбора не было. Хорошо хоть так...
Спать Алексей ложился с тяжёлым чувством запертости в душной клетке. Он видел десятки таких вот лагерей. В которых люди жили, сражались и умирали с верой во что-то хорошее. А это хорошее всё никак не наступало. Нигде. Только кровь и резня. Одни бандиты сменяли других, революционеры и сатрапы менялись местами туда-сюда, но ничего не менялось...
«Валить отсюда надо, - подумал Лёха уже засыпая, - Валить при первой возможности. Зарабатывать на собственный остров и никогда больше не воевать. Этот бег по кругу однажды должен закончиться...»
В 6:45 утра вместе с лучами солнца раздались звуки заунывных лозунгов. Лагерь просыпался. За окном маршировали, бряцая оружием, партизаны, вставшие на зарядку. И хотя Алексея вроде никто не заставлял, он решил не раздражать местных и встать тоже. В лагере пора было заводить друзей и искать способ выбраться!
Так начался для Иванова

День 2.

@темы: 7.62

URL
Комментарии
2016-09-02 в 13:48 

Targa
написанное под большим влиянием произведений Андрея Круза О Боги! ты, надеюсь, справочник по ТТХ стрелкового оружия полностью цитировать не будешь?

2016-09-02 в 14:04 

Kordhard
Внутренняя сила человека обратно пропорциональна разнице между его "быть" и "казаться".
Targa, тока чуть-чуть, чисто нападрачить. :-D
Ну, собсна в выложенном кусочке примерно можно понять, что там и как будет.

URL
2016-09-02 в 14:21 

Tano Al-Kharad Ar Riyar
dum vivimus, vivamus
интересно!

2016-09-02 в 17:12 

Пиши, обязательно пиши!

2016-09-02 в 20:29 

22GvIAD_Snake
Полет фантазии в планах есть или будет один длинный спойлер игры? :gigi:

2016-09-02 в 20:58 

Kordhard
Внутренняя сила человека обратно пропорциональна разнице между его "быть" и "казаться".
22GvIAD_Snake, полёт фантазии, конечно, есть, куда же без него. Он будет касаться взаимоотношений героев, раскрытия их характеров, личных отношений, конфликтов, романов и т.д. Потому что за фразой из игры: "Как ты хочешь!" - в этой бодяге, естественно, будет нечто намного большее. :-D

URL
2016-09-02 в 23:23 

Кэссэн
Чукча фенриссийская /Так, казнить нельзя, помиловать тоже нельзя. Что же будем делать? - Пытать, Ваше Высочество. Пытать можно./ victoria sexta legionae
интересно)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Земля и небо

главная