Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:48 

Битва за атолл Уэйк. Мифы и правда.

Kordhard
Внутренняя сила человека обратно пропорциональна разнице между его "быть" и "казаться".
Вчера исполнилось 75 лет со дня весьма интересного события в истории Второй Мировой войны: захвата японцами острова (а точнее - атолла из трёх остовов) Уэйк.
И интересно это событие сегодня пожалуй даже больше, чем когда-либо ранее, на фоне острых дебатов по поводу легенды о 28 панфиловцах. Я бы сказал, что между этими двумя легендами есть такое грандиозное количество параллелей, что сравнение напрашивается просто-напросто само собой.

Кратко напомню для тех, кто может быть не в курсе. Во время битвы под Москвой панфиловская 316-я стрелковая дивизия весь октябрь вела кровопролитнейшие бои на подступах к Москве, нанеся немцам чудовищные потери в живой силе и технике, задержав их наступление и поставив под угрозу срыва всю операцию "Тайфун". Во многом действиями именно этой дивизии была вызвана остановка немецкого наступления и двухнедельная пауза в начале ноября, когда драгоценные дни уходили на перегруппировку обескровленных и замерзающих танковых групп. За это время основную часть оборонительных рубежей уже взяла на себя свежая 78-я стрелковая дивизия, переброшенная из Сибири. Панфиловцы же продолжали оборонять отдельные участки, включая пресловутые позиции 2-го батальона 1075-го стрелкового полка.
Батальон оборонял линию, которую по идее должен был удерживать полк. Артиллерии не было, на весь батальон было 4 противотанковых ружья. Немцы нанесли удар по позициям батальона силами танковой дивизии после бомбардировки с самолётов. На каждую роту приходился танковый полк. 5-я и 6-я роты были выбиты с позиций, 4-я оказала героическое сопротивление, уничтожила примерно 5 танков противника и заставила его отступить для перегруппировки. После чего по её позициям был нанесён катастрофичеки мощный артиллерийский удар. Вторая атака немцев сбила с позиций и 4-ю роту, поскольку атаке танкового полка противостояло меньше 30 человек из 130 первоначального состава. До командира батальона в пункт сбора смогли отступить только около 25 человек из этой роты, две других имели около 100 человек каждая в своём составе к тому моменту.
Затем была журналистом Кривицким была сочинена легенда в стиле "былин о русских богатырях" о том, как истребительный взвод 4-й роты рубился с полчищами танков и не пропустил их, погибнув в полном составе 28 человек.
Легенда основана на реальном подвиге, ибо в реальности наступление всей танковой группы было задержано, поскольку наступление конкретного полка конкретной дивизии упёрлось в ожесточённое сопротивление 4-й роты, что не позволяло продвинуться дальше всей танковой группе из-за угрозы тылам (по данному участку должны были идти грузовики с пехотой и боеприпасами, бензовозы и т.д.).
Тем не менее, сама легенда не отражает деталей боя, а точнее подаёт их полностью искажёнными. Но факт в том, что подобными геройскими действиями немцы были остановлены и затем отброшены от Москвы. Т.е. победа в сражении за Москву всё-таки осталась за нами, и это объективный факт.

А теперь поговорим про легенды и сказания об острове Уэйк. События на нём развернулись одновременно с советским контрнаступлением под Москвой. Но если бой панфиловцев не был отражён ни в одном произведении кино, до этого года, кроме разве что в виде упоминания в двухсерийной эпопее "Битва за Москву" 1985 года, то сражение за атолл Уэйк практически канонизировано в компьютерных играх. Фильм по этим событиям американцы сняли "не отходя от кассы" уже в 1942 году. И там показана образцово-показательная битва, в которой "нашему царю показали фигу - помрём все до единого"(с) - точно так же, как и в легенде о панфиловцах, в фильме 1942 года ВСЕ защитники острова Уэйк до последнего геройски погибают, защищая остров.
Тем не менее, уже в 21-м веке вышло громадное количество компьютерных игр, в основном авиасимуляторов, которые в той или иной форме показывают бои за остров Уэйк, и не просто показывают, а дают возможность игроку в них лично поучаствовать.
Я перечислю первые попавшиеся игры, которые приходят на ум, когда говорят про оборону Уэйка.
"Ил-2 Штурмовик" (дополнение "Перл-Харбор");
"Dogfight. Battle for the Pacifiс" (унас выходила под названием: "Ударная эскадрилья: В небе над Тихим");
"Стальные монстры" (и "продвинутая" версия этой игры: "Стальные монстры: Союзники");
"Heroes of the Pacific" (у нас выходила под названием "Герои воздушных битв"),
"Birds of steel" (и эти же миссии исторической кампании потом попали в "War Thunder"),
"Damage Inc.: Pacific Squadron WWII";
"Battle for the Pacific: History Cannel" (это вообще шутер от первого лица).

Как мы видим, битва за Уэйк обрела высокую известность. Рассмотрим подробнее, что же там произошло.
Для начала - краткая предыстория. Сам атолл Уэйк представляет собой крошечную группу из трёх островов, являющих собой ни что иное, как рубец кратера давно потухшего подводного вулкана. Лагуна, в которую не влазит не один корабль из-за малой глубины, песочек, кустарничек, отсутствие пресной воды. Островок сей торчал посредь Тихого океана многие столетия вдали от морских путей, и хотя американцы прибрали его к рукам ещё в конце 19-го века, он был радикальным образом нахрен никому не нужен, пока... не появилась авиация. И тут он резко приобрёл очень важное значение как перевалочная база для транс-тихоокеанских перелётов для заправки самолётов. Первыми его начали осваивать частники из компании "Пан Американ". Поскольку основным транспортным авиасредством для дальних перелётов у них были летающие лодки - как-то специально оборудовать остров они не стали, разместив там лишь причалы и склады с горючим, ремонтные мастерские т.д.
Идея сделать там военную базу для военной разведывательной авиации постигла американцев только в 1941 году. Реально они приступили к её постройке в апреле, а воинский контингент в виде батальона морской пехоты туда заселили вообще лишь в августе. А буквально за пару недель до начала войны туда перебросили эскадрилью из 12 истребителей Wildcat. Авианосец "Энтерпрайз" перевёз их с базы Охау и 4 декабря они приземлились на Уэйке. Надо понимать, что поскольку оборудование аэродрома делалось в жуткой спешке, там была узкая полоса длиной чуть больше полутора километров и шириной всего метров 60, небетонированные рулёжки и вообще всё было сумбурно и неустроено.



Не были оборудованы стоянки для рассредоточения самолётов, не было механических насосов для заправки - только ручные. Наконец, не было самого главного: радара!
Кроме того, нелишним будет отметить, что вся эскадрилья только-только переучилась на "Уайлдкэты" с бипланов "Грумман". Более-менее освоиться с самолётом успели всего три пилота из двенадцати! Но даже они ни разу в жизни не тренировались в стрельбе на этом самолёте и не бросали с него бомбы. А после тормозных и маневренных бипланов, довольно шустрый, тяжелый и немного неуклюжий "Уайлдкэт" являл практически полную противоположность. Так или иначе, ни один из пилотов не налетал к тому моменту на новом самолёте более 30 часов, а большинство и вовсе имели налёт всего по 10-12 часов! Ну и вишенка на торт: имевшиеся на Уэйке авиабомбы старых образцов не подходили к бомбодержателям "Уайлдкэтов". А механики на базе видели этот самолёт впервые в жизни, кроме тог не было ни документации на него, ни запчастей.



Так что по части "просрали все полимеры" - можно уверенно сказать, что если бы янки заранее задумались о подготовке базы на Уэйке - они вполне могли бы оборудовать её куда мощнее и лучше. Причём это не стоило бы им каких-то особых затрат, нужно было просто, блять, догадаться, что этот остров - ЕДИНСТВЕННЫЙ аэродром в данной зоне Тихого океана на многие сотни миль, и что японцы ЯВНО попытаются его захватить!


В итоге к началу войны с Японией американцы имели на острове батальон морской пехоты численностью 435 рыл, экипированный касками времён Первой Мировой и винтовками "Спрингфилд" М1903 с ручным перезаряжанием (аналог нашей "Мосинки") (ни пистолетов-пулемётов Томпсона, но новомодных самозарядных "Гаранд М1" у них не было), 68 практически невооружённых (пистолеты у офицеров) моряков ВМФ, которые начали строить новую базу для гидросамолётов (по сути - разгрузочные причалы и склад) и пять армейских почтальонов с пистолетами. Кроме того на острове находилось 70 гражданских служащих из компании "Пан Американ", и 1116 рабочих (включая инженеров, поваров, врачей и прочих гражданских), которые занимались достраиванием аэродрома, строительством канала в лагуне, строительством дорог, жилых домов и строительством будущей базы подводных лодок.
Береговая артиллерия острова состояла из шести старых пятидюймовых орудий, снятых незадолго до того со старого линкора (три двухорудийных батареи, по одной на каждый остров).
Кроме того, имелось 12 (три батареи) старых трёхдюймовых зенитных орудий, из которых, правда, прицельные приспособления были только у одного, а остальные могли лишь стрелять "на глазок, куда-то в ту сторону"... (Ничего не напоминает?)
Кроме того, был 21 крупнокалиберный пулемёт "Браунинг-М2" (использовались в качестве зенитных) и некоторое количество обычных станковых пулемётов "Браунинг М1919" для отражений десанта.
Ну и 12 истребителей F4F-3 ранней модификации, без бронеспинок и с непротектирвоанным баками.
Проще говоря, ни силы, ни их готовность к обороне острова ЯВНО не соответствовали его стратегическому значению.

7-го декабря, как мы знаем, японцы напали на Перл-Хабор и Бена Афлека, Америка вступила во Вторую Мировую войну. Информация об этом, естественно, немедленно поступила и командованию гарнизоном Уэйка. То, что произошло 8-го декабря, трудно назвать ошибкой управления. В принципе, гол американцам был забит фактически "неберущийся", тут уж скорее все претензии только по части подготовки...

Впрочем, за четыре дня с момента прилёта эскадрильи, лётчики и техники сделали немало. Во-первых, они придумали-таки кустарный способ, как с помощью такой-то матери из говна и палок собрать переходник к бомбовым замкам под имеющиеся бомбы. А во-вторых, организовали постоянное дежурство в воздухе. Одно звено патрулировало, одно находилось в резерве и одно - заправлялось. Поскольку заправка баков "Уайлдкэта" ручными насосами - тот ещё процесс. Просто представьте, что вам нужно в одно жало закачать ручным насосом 443 литра бензина в каждый самолёт! Даже с учётом того, что при посадке в баке что-то остаётся - даже 400 литров это очень много и процесс занимает время.

8-го декабря над Уэйком стояла сплошная облачность на высоте примерно 700м. Дежурное звено крутилось над облаками. А японцы сходили красиво. Пользуясь отсутствием вокруг атолла постоянного противолодочного патрулирования, они просто подвели туда подводную лодку, которая активировала радиомаяк и спокойно навела на цель группу базовых двухмоторных бомбардировщиков "Нелл" численностью по разным данным 34 или 36 машин, которые прилетели с японских баз в тысяче километров к югу.



Как только бомбардировщики поймали сигнал - они нырнули в облака и вынырнули под нижней кромкой облачности практически перед целью.
Самое интересное, что американцы собирались использовать пассажирский гибролайнер для разведки в южном направлении, и именно в этот момент два пилота возле истребителей, которые планировали использовать для прикрытия разведчика, получали инструктаж. Но увы, взлететь никто не успел.
В результате ни зенитчики, ни тем более находившиеся в воздухе самолёты заметить их заранее не успели. Бомбили "Неллы" со смехотворной высоты в 600м, которая позволяла им класть бомбы с ювелирной точностью. В результате бомбового удара была снесена к чертям практически вся матчасть компании "Пан Америкэн", включая гостиницу, пулемётным обстрелом наделали дырок (педантичные янки подсчитали потом: 23 пробоины!) в их пассажирском четырёхмоторном гидросамолёте А-130 "Филлипинский клиппер", который день назад едва не свалил на Гуам, но по случаю начала войны его вернули (так же были ранены два члена эккипажа "Клиппера"); но самое главное - японцам удалось разбомбить стоянку самолётов. Как было сказано выше, ни противоосколочных капониров, ни площадок для рассредоточения и маскировки американцы оборудовать не успели. В результате они допустили ту же ошибку, что и в Перл-Харборе: скученно стоявшие самолёты стали отличной мишенью. Одно звено разнесли в клочья, а второе, стоявшее на дозаправке, оказалось окутано огнём от вспыхнувшего бензина. В результате спасти удалось только один самолёт, хоть и получивший повреждения, а семь машин оказались уничтожены, так и не вступив в бой. Понес потери и личный состав. Половина наземного персонала и два пилота были убиты, два лётчика получили тяжёлые ранения, ещё трое, включая командира эскадрильи, майора Пола Патнэма, были ранены легко. Из наземного персонала 18 человек были убиты и 10 ранены. Некоторые из них умерли от ран, поэтому можно считать, что всего погибло за этот налёт 23 морпеха и 10 гражданских.



Из-за элементарного "поздно спохватились", американцы потеряли истребительную авиацию: главную защиту острова. Дежурное звено, разбившееся на пары, патрулировало севернее и южнее острова, и так получилось, что как раз "южная" пара (а японцы атаковали с юга) из второго лейтенанта Джона Кинни и сержанта Уильяма Гамильтона оказалась чуть ли не самой "зелёной" во всей эскадрилье. Лётчики заметили бомберов, но выйти на перехват до того, как те скрылись в облаках, так и не смогли. Так мало того, на посадке командир звена капитан Генри Элрод угодил в воронку на полосе, и его самолёт получил повреждения, требовавшие серьёзного ремонта.
Зенитчики палили из всех стволов, но не смотря на многочисленные и крупные цели результативность стрельбы оказалась невысокой. Сказалось отсутствие зенитных автоматов средних калибров: высота 600м слишком мала для трёхдюймовых пушек и слишком велика для крупнокалиберных пулемётов. Восемь японских машин получили пробоины, одного японца даже убили, но вся японская авиагруппа в полном составе спокойно вернулась на свои базы.
А у американских морпехов осталось пять самолётов, из которых на ходу было всего три...
Летающую лодку с ранеными, пассажирами и сотрудниками компании "Пан Американ" отправили на Мидуэй следующим утром.

Впрочем, за сутки янки починили самолёт, повреждённый бомбами, и взялись за ремонт машины звеньевого. И вовремя: 9-го декабря в 11:45 как по часам опять появились японские бомбардировщики. Кстати, судя по тому, что в этот раз их было всего 27, очевидно повреждённые накануне машины починить так и не успели. (Это было всё тоже соединение "Читоза кокутай"). В этот раз небо было безоблачным, и японцы щли на высоте порядка 4000м. В этот раз обнаружить их удалось заранее, и два "Уайлдкэта" атаковали строй. 2-й лейтенант Дэвид Кливлер и уже упоминавшийся сержант Гамильтон записали на двоих один сбитый бомбардировщик. После чего они прекратили атаки, чтобы не попасть под огонь своих зениток.
На самом деле, есть большие сомнения в том, что бомбардировщик был ими действительно сбит: сами японцы признали лишь повреждения 12-и машин огнём зениток. Сами зенитчики претендовали на один сбитый и четыре повреждённых. Скорее всего "сбитый" был один и тот же. Вероятно, японец просто уклонился от огня, перешёл в снижение, когда заканчивали атаку Кливлер и Гамильтон и начинали стрелять зенитчики. После чего он скорее всего вышел из пикирования и скольжения, и направил повреждённую машину домой. Ну а то, что зенитчики повредили больше машин, чем сами думали - так тут речь видимо идёт о совсем мелких пробоинах, которых было не видно с земли. Так или иначе, столь слабыми силами налёт отразить не удалось. В результате бомбардировки японцы разнесли госпиталь, повредили радиостанцию ВМФ, убили 4-х морпехов и 55 гражданских.

К налёту 10-го декабря (японцы начали летать на Уэйк по утрам как на работу) американцы успели восстановить все пять истребителей, развернуть в подземном убежище новый госпиталь, смонтировать новую радиостанцию и передвинуть с маскировкой на 600м в сторону одну из батарей, на которую ожидался следующий удар.
Японцы не заставили себя ждать, и в 10:45 снова три девятки "Неллов" бомбили несчастный остров. По перемещённой батарее они не попали, зато смогли взорвать склад с 125 тоннами динамита для строительных работ. От этого взрыва сдетонировали боеприпасы на двух батареях. Орудия из строя не вышли, но снарядов поубавилось.
Благодаря полученному уже опыту, американцы прятались от бомб куда успешнее. В этот раз всего один морпех погиб и четверо были ранены.
Зато воздушный бой наконец-то принёс результат! Капитан Генри Элрод заявил два сбитых бомбардировщика, но в этот раз один из них был действительно сбит, уже без дураков. Экипаж боцмана Хироси Мизокавы (2-й чутай 1-го сётая) утонул вместе с самолётом в 11:26 в 26 милях от острова. Тем не менее, батарея на острове Уилкс серьёзно пострадала в результате налёта.

День 11 декабря вошёл в историю Второй Мировой, как совершенно уникальный случай в войне на море. В этот день японский флот вторжения подошёл к берегам Уэйка...
Надо сказать, что силы японцев были не столь уж сильны и могучи, они просто недооценили ситуацию. Поскольку в начале войны японцы вынуждены были пытаться успеть везде и атаковали множество весьма удалённых друг от друга целей, обеспечить КАЖДУЮ группу вторжения авианосцами и тяжёлыми кораблями они объективно не могли. Уэйк был маленьким архипеллагом, там находились очень слабые силы, авиация была истощена, острова три дня сурово бомбили - японцы просто не ожидали серьёзного сопротивления.
Группа вторжения состояла из трёх лёгких крейсеров: "Юбари"



и однотипных "Тацута"и "Тенрио",



шести эсминцев «Муцуки», «Кисараги», «Яёй», «Мотидзуки», «Оитэ», «Хаятэ» и четырёх транспортов: два переоборудованных эсминца с 450 морскими пехотинцами, которые должны были осуществлять высадку, и два обычных большегруза с войсками гарнизона и необходимым имуществом, которые должны были остаться на острове. Тот факт, что гарнизон сразу взяли с собой, говорит о том, ни ни малейших сомнений в успехе у японцев не было.
Стоит чуть подробнее остановиться на огневых возможностях японского флота под командованием контр-адмирала Садамичи Кодзиоки. (Вопрос: будет ли корректно по аналогии с "панфиловцами" называть японских моряков данной эскадры "содомитами"? Есть мнение, что как минимум экипаж эсминца "Яёй" - точно!)
Против шести (или даже пяти к тому моменту) 127мм орудий береговой артиллерии Уэйка японцы имели в общей сложности 14 штук 140мм орудий на крейсерах (шесть на флагмане "Юбари" и по четыре на остальных двух кораблях) и 24 штуки 120мм орудий на эсминцах (по 4 ствола на каждом). Т.е. в принципе огневой перевес был весьма ощутимым, если бы не одно "но": береговые батареи были замаскированы и укреплены, даже близкое но не прямое попадание из строя их не выводило. А вот японские корабли представляли собой очень крупные мишени, и спрятаться им было негде.
Ещё одним слабым местом японской эскадры было весьма жиденькое зенитное вооружение. На крейсерах стояли по два спаренных 25-мм автомата. На четырёх эсминцах типа "Муцуки" (собственно, сам "Муцуки", а так же "Кисараги", Яёй" и "Мотидзуки") стояли по два одиночных 25мм автомата и по два крупнокалиберных зенитных пулемёта, а на эсминцах типа "Камикадзе" ("Оитэ" и "Хаятэ") оно и вовсе состояло всего из двух пулемётов винтовочного калибра.

Подходя к острову, японские крейсеры в 5:22 открыли огонь с большой дистанции, но при этом они даже не пытались обнаружить и уничтожить береговые батареи, очевидно, полагая, что их больше нет. Вместо этого, например, крейсер "Тацута" обстреливал, как следует из судового журнала "Район резиденции" и "Жилой комплекс на западе". Кстати, четыре американских истребителя поднялись в воздух буквально за считанные минуты до первых залпов, и благодаря большому запасу топлива начали набирать высоту и выжидать момент. Каждый из них нёс по две 45-килограмовых бомбы. В кабинах были самые опытные офицеры эскадрильи: командир эскадрильи майор Патнэм и командиры всех трёх уже несуществующих звеньев: капитаны Генри Элрод, Герберт Фрюлер и Фрэнк Тарин. (Фамилия пятого пилота неизвестна).
Американцы, прекрасно понимая, что главный калибр японских крейсеров имеет большую дальнобойность, до последнего момента не вскрывали своих позиций, позволив японской эскадре подойти на смехотворную по меркам морского боя дистанцию в 4км, и только после этого одна из батарей, а через пять минут и другая открыли огонь. Это произошло после почти часа безнаказанной стрельбы японцев: в 6:15. "Содомиты" к этому времени расслабились настолько, что уже начали подводить транспорты к местам предполагаемой высадки. Эскадра разделилась: в одной части были эсминцы-транспорты, флагманский крейсер и три эсминца - в другой другие два транспорта, два крейсера и другие три эсминца - группы начали обходить остров с двух сторон.
Первые же залпы береговых батарей накрыли цели! Уже второй залп накрыл флагман "Юбари". Американцы были уверены, что добились как минимум нескольких попаданий, но на самом деле прямых попаданий не было, снаряды падали рядом, но броня крейсера выдержала все осколки. А вот один из транспортов-эсминцев получил прямое попадание и в конечном итоге был выброшен на берег. Садамичи начал спешно уводить свой крейсер и второй транспорт-эсминец. Иначе как трусливым бегством сей манёвр назвать невозможно, поскольку прими он решение сражаться - шесть 140мм орудий крейсера наверняка переломили бы ход боя и быстро подавили бы батареи.
Тем временем, вторая группа попала под обстрел второй батареи с острова Уилкс, и попадание получил один из большегрузов. Чтобы спасти его, группа из трёх эсминцев «Хаятэ», «Оитэ» и «Мотидзуки» пошла прямо на батарею, с намерением её подавить. Двенадцать орудий против двух! Момент истины, который по сути стал отправной точкой всей легенды! Головной эсминец "Хаятэ"



поймал три залпа подряд, взорвался и затонул, забрав с собой на дно всех 168 членов экипажа. Он стал первым японским надводным кораблём, потопленным во Второй Мировой войне! (Кстати, в августе этого года исследователи вели прямую он-лайн трансляцию с погружения к обломкам этого эсминца. От него мало что осталось, надо признать).
Следом за ним поймал попадание и второй эсминец класса "Камикадзе" в этой эскадре - "Оитэ". Было ранено 19 членов экипажа, но корабль боеспособности не потерял. Вместе с "Мотидзуки" они начали спешное отступление, прикрываясь дымовой завесой. Опять-таки, если бы эсминцы не побежали, а продолжили сближение и обстрел батареи - не исключено, что им бы удалось её подавить и обеспечить высадку транспортов.
Третья группа кораблей в составе крейсеров-близнецов и трёх эсминцев тем временем обходила атолл с севера и... попала в сектор обстрела третьей батареи с острова Пил. Там огневой перевес японцев был совсем уж неприличным: 20 орудий против 2. Не смотря на это, батарея засадила-таки снаряд в эсминец "Яёй", на котором один человек был убит и ещё 19 ранены.



К сожалению для американцев, ответным огнём батарея была подавлена, орудия получили сильные повреждения. К сожалению для японцев, именно эта группа кораблей не имела транспортов, и воспользоваться успехом артиллерийского боя они не могли. Вся группа начала отступление.
Это был ЕДИНСТВЕННЫЙ случай за всю историю Второй Мировой войны, когда морская десантная операция была отражена огнём береговых батарей, а эскадра обращена в бегство! Причём японцы даже не пытались спасать выживших при взрыве моряков с "Хаятэ", не говоря уже о том, что банально бросили потерявший ход эсминец-транспорт с войсками.

И вот тут началась "вторая часть марлезонского балета" или "ваше слово, товарищ Маузер". Было принято решение нассать врагу в разбитый череп, и в 7:20 атаку пошли "Уайлдкэты"! Важно подчеркнуть, что никакой оперативной необходимости с точки зрения именно обороны острова в этом уже не было: атака и попытка десанта была отражена исключительно огнём береговых орудий, а истребители сыграли роль гусарской конницы эпохи наполеоновских войн, т.е. просто били бегущего врага.
Так же нужно отметить, что японские адмиралы (в отличие от своих американских коллег) и так любили широкие и рыхлые построения, всем видам боевого строя предпочитая одиночную кильватерную колонну. Делалось так потому, что на большинстве японских кораблей... ОТСУТСТВОВАЛИ РАДИОСТАНЦИИ!!! Связь между кораблями эскадры осуществлялась флажками и семафорной азбукой! Понятно, что скоординировать действия эскадры в бою таким способом предельно сложно, и чтобы избежать столкновений кораблей японцы придерживались очень широких построений. Именно из-за этого у них произошёл такой бардак с полной потерей управления соединением и бегством флагмана. А на отходе они и вовсе шли отдельными группочками, по причине чего их и без того жиденькое зенитное вооружение оказалось ещё более жиденьким. Т.е. когда американский истребитель атаковал один из кораблей - большинство остальных никак не могли его поддержать зенитным огнём.
Единственное, что спасло японцев от полного разгрома - это слабая подготовка американских пилотов, большинство из которых, как уже говорилось выше, имели мало опыта по использованию "Уайлдкэтов" в бою.
В результате четыре истребителя почти безнаказанно атаковали японские корабли в пикировании. Одна из штурмовых атак на крейсер "Тэнрю" оказалась успешной: в 7:24 пулемётными очередями изрешетили носовую часть в районе торпедного аппарата, было испорчено три торпеды, ранено пять человек. Но по-крупному
отличился уже знакомый нам капитан Элрод. Одна из его бомб разорвалась на корме эсминца "Кисагири".



В принципе, потопить эсминец стофунтовкой не то чтобы невозможно, но очень тяжело. Требуется не меньше трёх-четырёх попаданий. Но в этот раз американцам повезло: в результате взрыва бомбы на корабле начался пожар, и в 7:31 сдетонировал запас глубинных бомб на корме эсминца. Кораблю разорвало весь пердак, примерно треть эсминца превратилась в пар и мелкие осколочки, а остальное почти моментально пошло на дно. Ещё 167 человек экипаж - "довай, до свиданья". Правда, в момент атаки и F4F-3 Генри Элрода получил повреждения. У него перебило какую-то магистраль и спасло его лишь то, что в момент атаки эсминец не успел далеко уйти, поэтому лететь домой было близко. Так или иначе, сажать машину пришлось на вынужденную на пляж, и при посадке она была разбита.

Дальше пошёл конвеер: машины приземлялись, подвешивались новые бомбы, пополнялся запас патронов и снова в бой.



Во второй вылет пошли второй лейтенант Джон Кинни и сержант Уильям Гамильтон. К сожалению, неопытные лётчики не смогли добиться никаких результатов, поскольку эсминцы активно пользовались дымовыми завесами. Так что в третий вылет опять отправился усиленный состав: майор Паттнэм, капитан Фрюлер и сержант Гамильтон.
На этот раз пилоты решили не связываться с эсминцами, а атаковать один из транспортов. В результате на транспорте "Конго-мару" вспыхнул пожар, трое моряков было убито, 19 ранено и ещё два почему-то записали в "пропавшие без вести", т.е. скорее всего они улетели за борт на корм акулам.
Зенитным огнём Фрюлеру повредило двигатель, а Гамильтону продырявило хвост, но все самолёты смогли вернуться.
За утро лётчики сбросили на врага 20 бомб и расстреляли 20.000 крупнокалиберных патронов!

Но и на этом всё не закончилось! После всех повреждений "на ходу" у морпехов оставалось два исправных истребителя, которые после дозаправки и пополнения боекомплекта в 9:15 были подняты в воздух для патрулирования. В кабинах были вторые лейтенанты Джон Кинни и Карл Дэвидсон. Около 10 часов они встретили группу из 17 бомбардировщиков "Нелл".



Очевидно, что Садамити на отходе связался с базой по радио и высказал бомберам всё, что он о них думает, после их победных реляций в стиле "камня на камне не оставили". И бомберы сразу полетели заглаживать косяк. Причём судя по численности, они тоже не успели ещё отремонтировать все повреждённые машины.
В результате боя Дэвидсон завалил два самолёта: лейтенанта Фумио Сасао (какие говорящие порой фамилии у японцев!) и боцмана Дайсуке Миязаки. Кинни тоже был не промах, и повредил ещё один бомбер, убив одного из стрелков. Сколько-то самолётов потом повредили зенитчики, но данные сильно разнятся. Интересно, что один из сбитых Дэвидсоном бомберов засчитали зенитчикам.

На рассвете 12-го декабря в районе 5 утра проверять "чё там у пиндосов" прилетела японская разведывательная летающая лодка H6K. Довольно здоровая, кстати, четырёхмоторная хурня, которая могла нести целую тонну бомб!



Причём её оборонительное вооружение состояло не только из пулемётов, но и имело 20мм пушку в хвостовой турели.
Возможно, разведка прошла бы успешно, если бы самураи не решили бомбануть. Разбудив своими бомбами весь остров, они добились только того, что пара истребителей с капитанами Фрюлером и Тарином была поднята на перехват. Последний умело атаковал лодку и сбил её.



Вечером этого же дня все три исправных истребителя вылетели на патрулирование, но у самолёта второго лейтенанта Дэвида Кливера возникли проблемы с мотором, на устранение которых ушло 15 минут. Кинни и Гамильтон не стали его ждать, в результате Кливер патрулировал отдельно и... удача опять была на стороне янки: ему попалась "крупная рыба" в виде японской субмарины. Той самой Ро-68, которая наводила бомбардировщики на свой радиомаяк! Кливер атаковал её с пикирования, но бомбы в цель не попали, зато осколки от взрыва сильно повредили самолёт самого Джона. Он расстрелял в нескольких атаках весь боекомплект, после чего лодка ушла под воду. Впоследствии майор Патнэм слетал в указанный квадрат и обнаружил там на воде масляное пятно. Мне не удалось выяснить, была ли лодка повреждена, или это было просто трюк японских подводников, но точно известно две вещи: во-первых, сама лодка точно не утонула, ей удалось пережить войну; а во-вторых, ближайшие дни налётов на Уэйк не было. То ли из-за того, что японцы ремонтировали повреждённые бомбардировщики, то ли из-за того, что лодка вынуждена была уйти на ремонт, и не могла больше работать радиомаяком.
На следующий день небо над Уэйком впервые с начала войны было спокойным. Морпехи перетащили разбитый самолёт Элрода к полосе, на фотографии выше он лежит ближним к камере. Починили повреждённый зенитками самолёт капитана Тарина, исправных самолётов стало опять три.

14-го декабря в рассветных сумерках остров снова бомбили две летающие лодки. И хотя их бомбы в темноте ни во что не попали, попытавшийся взлететь на перехват с наспех выровненной полосы капитан Фройлер конкретно разложил самолёт, и боеготовых истребителей снова осталось два...
Днём опять был налёт бомбардировщиков. Из-за того, что истребителей осталось мало, постоянное патрулирование не организовали, и бомбардировщики "проскочили" в дыру между вылетами. Бомбами накрыло стоянку и один из двух боеспособных самолётов вспыхнул. Рискуя жизнями, двое лётчиков (КИнни и Гамильтон) и механик успели снять с горящего самолёта мотор и оттащить его в сторону до взрыва! К вечеру этот двигатель смонтировали на один из повреждённых самолётов, таким образом машин на ходу снова было две!

Ночные налёты летающих лодок теперь проводились каждую ночь силами 3-4 машин, но особого вреда от них не было.
Утром 15-го декабря майор Патнэм обнаружил и спугнул японскую подлодку. Она погрузилась и ушла, но опять маяк не работал и значит налёта не было.
Ближайшие дни шла непрерывная борьба за численность авиации Уэйка.
16-го декабря японцы снова бомбили Уэйк, а находившиеся в воздухе Кинни и Кливер не смогли им помешать. У Кинни заклинило три пулемёта из четырёх, а истребитель получил повреждения от огня стрелков...
Тем не менее, 17-го декабря путём переброски запчастей с нескольких неисправных самолётов в один, американцам удалось довести численность боеспособных машин до четырёх! К сожадению, этого всё равно было мало для постоянного патрулирования, и когда три девятки "Нэллоов" прилетели бомбить в обед - их никто не встретил.
Японцы сожгли цистерну с дизельным топливом для генераторов, разбомбили несколько зданий штаба, хотя зенитчики один самолёт всё-таки сбили.
Летающие лодки обнаглели настолько, что вечером, ещё до темноты, на бомбёжку прилетело аж восемь штук! Результат, правда, как обычно, был практически нулевой.
К сожалению, на взлёте с перепаханной бомбами полосы разложили очередной истребитель, и их опять осталось три, два из которых требовали ремонта.
18 декабря над островом пролетел на огромной высоте одинокий разведчик, а 19-го снова остров яростно бомбили тремя девятками "Неллов". "На ходу" остался последний истребитель...

20-го декабря произошло в некотором смысле знаменательное событие: на остров с "большой земли" прилетела "Каталина". С ней передали отчёты о боевых действиях, доклады и наградные документы на отличившихся лётчиков, данные о тактике японцев и т.д. "Каталина" забрала на Мидуэй майора Бэйлора из штаба батальона - и это был последний человек, покинувший остров живым и в погонах...

21-го декабря новый флот вторжения уже приближался к острову. На этот раз японцы подготовились намного лучше. В состав флота вошли все корабли, участвовавшие в первой атаке, которые к этому времени отремонтировали: крейсеры "Юбари", "Тацута", "Тэнрю", эсминцы «Муцуки», «Яёй», «Мотидзуки», «Оитэ», эсминец-транспорт и два транспорта. Кроме того, два потопленных эсминца заменили двумя эсминцами класса "Камикадзе": "Асанаги" и "Юнаги" (однотипные с "Оитэ" и покойным "Хаятэ"). Восполнили и потерянный эсминец-транспорт аналогичным судном, плюс добавили ещё один транспорт, гружёный войсками авиатранспорт "Титосэ" (типа плавучей базы малых летающих лодок) с 24 гидросамолётами и минный заградитель. Теперь численность десантного отряда была доведена до 2000 человек.
Кроме того, в состав соединения вошли тяжелые крейсера «Аоба», «Кинугаса», «Фурутака», «Како», «Тоне» и «Тикума» эсминцы «Уракадзэ» и «Таникадзэ», а так же авианосцы «Хирю» и «Сорю» с авиагруппами численностью 108 самолётов, включавших в себя истребители "Зеро", пикировщики "Вэл" и бомбардировщики-торпедоносцы "Кейт".

Короче, это был уже полный пиздец...

Пока флот находился ещё далековато, первыми его "делегатами" для "горячего приветствия" оборонявших Уэйк морпехов оказались палубные самолёты авиагрупп "Хирю" и "Сорю". 21-го декабря в 9 утра 29 пикирующих бомбардировщиков "Вэл" под прикрытием 18 "Зеро" атаковали остров. Морпехи налёт проспали, поднять истребители заранее не смогли. В принципе, к моменту начала налёта майор Патнэм уже был возле самолёта, но взлетать под таким яростным вулчем было бы бессмысленным самоубийством. Поэтому майор взлетел сразу после окончания атаки и попытался преследовать японские самолёты, чтобы выяснить позицию из флота. К сожалению, ему не хватило горючего, поэтому пришлось вернуться.
Днём по острову опять отработали 33 двухмоторных бомбардировщика "Нелл" с береговых баз. Наконец-то им повезло, и батарея на северной части острова Пил была уничтожена.

Утром 22 декабря авиация Уэйка приняла свой последний бой. Два истребителя, которые пилотировали капитан Герберт Фрюлер и второй лейтенант Карл Дэвидсон патрулировали в разных квадратах, когда Дэвидсон на высоте 4000м обнаружил группу японских самолётов. Это были 33 "Кейта" и прикрывавшие их 6 "Зеро". Очевидно, убедившись, что истребительного сопротивления нет, японцы решили не водить большие группы истребителей.
Американские пилоты скоординировались по радио и собравшись вместе приняли бой.
Фрюлеру удалось проскочить к бомбардировщикам и открыть по ним огонь. Он сбил две машины с авианосца "Сорю": старшего матроса Суэёши Отани и боцмана Набуро Канаи, но его истребитель получил серьёзные повреждения как от огня воздушных стрелков, так и от близкого взрыва сбитого им самолёта Канаи. Развернувшись, Фрюлер начал тянуть к аэродрому, но в этот момент в хвост ему зашёл один из пилотов "Зеро", Исао Такахара. Надо сказать, что и полностью исправный одиночный "Уайлдкэт" против "Зеро" мало что может, а уж повреждённый и вовсе не имел шансов. Фрюлер сделал то единственное, что мог: начал разгон в пологом пикировании в сторону острова. Хотя он не мог знать о характеристиках японского истребителя, но с манёвром угадал: F4F-3 тяжелее "Зеро" и пикирует лучше, поэтому Фрюлеру удалось оторваться. Правда, в процессе он неслабо наловил от японца огурцов: был пробит фюзеляж, кислородные баллоны, повреждено сиденье, разорван парашют, заклинило фонарь, да и сам Герберт получил ранение в плечо. В конце концов он всё же смог дотянуть до острова и совершить вынужденную посадку. На его счастье самолёт не загорелся, и подоспевшие морпехи прикладами сбили фонарь и извлекли из кабины раненого лётчика.



А вот Карлу Дэвидсону повезло меньше. Он остался один отбиваться от шести вражеских истребителей... В итоге старший матрос Исао Такахара записал на свой счёт второго сбитого за этот бой, поставив точку в истории воздушной обороны Уэйка...

А в ночь на 23-е декабря японцы произвели высадку. Причём основные силы американцев находились на маленьких островках Пил и Уилкс, тогда как в районе аэродрома оборону держала лишь неполная рота, в которую влились оставшиеся лётчики - всего около 70 человек. Кинни, правда, пытался собрать из всех наличных обломков ещё хотя бы один целый самолёт в специально отрытой яме, но уже не успел.
На Уэйк высадилось первое подразделение японцев с двух десантных катеров всего около 100 человек. Вооружённые магазинными винтовками, ручными гранатами и небольшим количеством пулемётов американцы приняли бой, который длился четыре часа. За это время японский десант был почти полностью уничтожен, но и сами американцы понесли тяжёлые потери. В бою погиб капитан Элрод, на днях потопивший эсминец. (Впоследствии ему посмертно было присвоено звание майора и он посмертно быд награждён медалью Конгресса, став первым пилотом "Уайлдкэта", удостоенным этой награды).
Береговые батареи не могли стрелять ни по крейсерам, находящимся за пределами дальности, ни по десантным судам. По последним вели огонь лишь некоторые трёхдюймовые зенитки и они смогли устроить пожар на одном из патрульных судов, но к утру на берегу находилось уже почти полторы тысячи японских солдат. Если не считать боя с первой высадившейся ротой японцев, то по большому счёту боёв больше и не было. Японцы просто обносили сигнальными флагами позиции американских морпехов, чтобы облегчить наведение корабельных орудий корректировщикам. Основную часть позиций на островад Пил и Уилкс японцы даже не начали штурмовать - в 7:30 утра был отдан приказ о капитуляции. Некоторые отдельные позиции на самом Уэйке отстреливались до обеда - до них просто не могли добраться, чтобы сообщить о приказе сдаться.
Потери американцев за всю битву составили 49 морпехов, три моряка и 70 гражданских. В плен попало 470 военных и 1146 гражданских. Японцы потеряли 820 человек убитыми и 333 ранеными.


В принципе, всё описанное выше, находит своё отражение в легенде, т.е. в части событийной все соглашаются с этой историей, ну, естественно, за вычетом отдельных мелких деталей.
Однако, концентрируя внимание на героическом сопротивлении морской пехоты США и особенно геройской 211-й эскадрилье "Уайлдкэтов", сказители почему-то оставляют за скобками несколько очевидных вопросов, главный из которых в том, где, чёрт побери, всё это время находился флот США? Почему стратегически важный остров, который непрерывно бомбили и штурмовали две недели подряд, не получил НИКАКОЙ помощи за всё это время? Как так вышло что японцы две недели работали по Уэйку как у себя в курятнике, а американцы, не проводившие в этот период НИКАКИХ боевых операций, тем не менее не нашли возможности прийти на помощь? Ведь потери в Перл-Харборе были хоть и чувствительными, но отнюдь не катастрофическими, все авианосцы уцелели.
И вот тут выясняется интересная штука! Оказывается, план по спасению Уэйка таки был! В нём предполагалось задействовать все три авианосных соединения, при этом два играли роль обеспечения, а к самому острову должен был подойти флот с авианосцем "Саратога" под командованием адмирала Флетчера. И 23-го декабря этот флот был в 600 милях от острова. Но почему же так поздно?
И главное - ну хорошо, не успели до взятия острова. А что помешало прийти позднее и всыпать по первое число японским силам вторжения, отбить остров обратно? Ведь все захваченные пленные оставались на острове вплоть до 12-го января!
Ответ очень банален и прост. Две компонента поражения: трусость и непрофессионализм. Во-первых, долго не решались начать, типа: "А вдруг там ловушка и засада"? Поражение в Перл-Харборе основной ущерб нанесло не кораблям, а головам адмиралов! Они боялись отправлять флот на врага, боялись ловушки японцев. Хотя какая, к чёрту, могла быть ловушка, когда у тебя три авианосных соединения, готовых к бою? Ну и во вторых, когда операцию всё-таки начали - умудрились запутаться ногами в собственных эсминцах, потому что не синхронизировали заправку кораблей, потеряв на этом несколько драгоценных дней. А почему не отбили остров обратно - опять трусость! Там же такие страшные японцы, они же смогли взять остров! А вдруг они нас потопят?
На самом деле, и позднее начало операции, и волокита с заправкой эсминцев, и резкий разворот обратно как только стало понятно, что Уэйк взят - всё это банальная неготовность идти на риск, атаковать врага и защищать свою территорию. Но эту часть истории как-то "по умолчанию" обычно "забывают" рассказать, когда говорят про сражение за Уэйк.

Итого. И мы, и американцы имели и имеем разного рода военно-исторические легенды, которые опираются на правду, но являются таковой не всегда и не во всём. Но если в случае с советскими легендами обычно расхождения с правдой (и порой весьма существенные) касается деталей и частностей, тогда как стратегическая суть в целом полностью верна, то у американцев нередко наоборот: концентрируясь на частностях и мелочах, они выводят за скобки самое главное. И легенда о 28 панфиловцах, и легенда о защитниках острова Уэйк стали начиная с 1942 года заметным мотивирующим фактором обеих армий. Только вот Москву мы удержали, а американцы свой Уэйк - нет.

URL
Комментарии
2016-12-24 в 19:16 

tigrapolosataya
рыжый летописец
Kordhard,
спасибо за интересность)
а по сути: так да, наши-то воевали за Родину, и им действительно "отступать некуда - позади Москва", а пиндосы за территорию, "клочок непонятно где, главное, что не в Коннектикуте"
А легенды... Штатам всего двести небольшим лет, история страны куцая и скучная, вот и приходиться сочинять про великих героев. Которые героями, зачастую, вовсе не были((

2016-12-24 в 20:11 

Kordhard
Внутренняя сила человека обратно пропорциональна разнице между его "быть" и "казаться".
tigrapolosataya, да нет, тут как раз претензий к героизму защитников острова никаких нет. Другое дело, что весь героизм по сути свёлся к полудюжине геройских пилотов и паре взводов морпехов, отразивших первую группу высаживающихся. У остальных особого выбора-то и не было...

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Земля и небо

главная