Kordhard
Внутренняя сила человека обратно пропорциональна разнице между его "быть" и "казаться".
29.12.2016 в 10:37
Пишет Borgward_B-IV:

А сегодня у нас знаменательная дата.
В этот день, сто лет назад, 16(29) декабря 1916 года, с речью в Государственной думе выступил Александр Федорович Керенский.

Господа члены Государственной Думы. Очень много раз говорят с этой кафедры слова, подобные тем, которые были сказаны только сейчас: «примирение со старой властью невозможно» и «в момент величайших исторических испытаний, когда страна брошена в бездну, Дума будет с народом». Мы слышали эти слова, и против них мы ничего не можем возразить.
И напрасно здесь не столько с правой стороны, сколько с левой, и ближайшие соседи наши по скамьям часто и довольно неприлично прерывают наши речи с этой кафедры разными восклицаниями. Каждое ваше слово и каждое ваше действие, которое направлено на спасение государства, мы принимаем и поддерживаем.
Это, господа, тем легче для нас, что с самого начала войны мы стояли и стоим на единственно нужной для страны позиции: мы говорим, что спасение государства возможно только объединенными силами всего народа, и это спасение государства соединенными силами всего народа, конечно, возможно только тогда, когда между представителями всех живых сил страны, всех творческих ее классов и слоев будет создано активное и действенное соглашение на программе, приемлемой для всех этих групп.
И если мы выступаем и будем выступать со словами, с указаниями, неприемлемыми, или, правильнее, неприятными для некоторой части этого собрания, то нами руководит сознание нашего долга перед страной, сознание необходимости своевременно указать, что такими путями, этими методами вы совершенно не ускоряете, а замедляете тот процесс создания всенародного единения для борьбы со старой властью.
Но каждый раз, когда это сознание проникает и выявляется в действии кругов, нам далеких по их социальному положению, мы совместно с ними действуем. Последний продовольственный съезд в Москве в этом отношении является блестящим доказательством, что те заявления и те, я позволю себе сказать, инсинуации, которые бросаются с этой кафедры, что якобы мы мешаем каким-то «общим действиям» в стране – конечно, неверны.
В Москве представители земцев, горожан кооперативных, т. е. крестьянских, главным образом, учреждений и представители рабочих нашли возможность вынести общую резолюцию, нашли общие положения, которые всех этих представителей разных слоев и классов русского населения объединили в единый вотум.
Вот этого единства не только в вотуме, но и в действии, мы этого единства хотим! И не думайте, гг., что, защищая эти положения, мы испытываем нападки только справа, главным образом, от партии конституционалистов-демократов, – на нас нападают некоторые наши товарищи. Они говорят, что среда, с которой мы уже в продолжение двух лет добиваемся совместных действий и добиваемся того, чтобы эта среда сознала необходимость соглашения с народом, нам говорят, что эта среда безнадежна, что с ней не нужно входить ни в какие компромиссы, – и справа, и слева идут нападки, а мы остаемся в том положении, о котором мы сказали еще в начале войны.
Господа теперь вы сами видите, что все слова, которые можно сказать о власти, которыми можно заклеймить власть, преступную перед государством, ведь они сказаны. Мы слышали здесь из уст не левых людей, не русских либералов, а из уст октябристов и консерваторов заявления, что власть губит страну, что «она является предательской», что «дальнейшее ее существование грозит крахом государству».
Но какие же выводы сделаны из этих слов? Если сегодня представитель левых октябристов Сергей Илиодорович Шидловский говорил вам: я не революционер, я отрицаю революционный метод, – то ведь, гг., Шидловский сегодня уподобился тому герою Мольера, который с недоумением и удивлением в один прекрасный день узнал, что он-то «говорит прозой». Ведь процесс, в котором участвует Сергей Илиодорович Шидловский, это и есть процесс революционный
Сегодня была сказана здоровая мысль, что нужно идею антигосударственной борьбы, борьбы, имеющей целью разрушение государства, отличать от борьбы «антиправительственной». Вы, гг., до сих пор под словом «революция» понимаете какие-то действия антигосударственные, разрушающие государство, когда вся мировая история говорит, что революция была методом и единичным средством спасения государства. Это есть напряженнейший момент борьбы с правительством, губящим страну.

Господа. Ведь революционный процесс, это объективный процесс. И я вам напомню, что в 1789 г. во Франции был гр. Мирабо, который не подозревал очень долгое время, что он является одним из величайших деятелей революции, и антидинастической…
Я и хочу сказать, господа, что идет вопрос не о словах, а вопрос о действиях и методах борьбы. И раз навсегда догадайтесь, господа, герои из Мольера, что вы участвуете в таком процессе истории России, который называется процессом революционным.
И действительно, нам говорят, и спор наш идет, господа, ведь о методах действий и о том, что в настоящий момент достаточны вот эти приемы борьбы или их уже оказывается мало, или они уже не дают того эффекта, который необходим?!

Нам говорят: «мы боремся законными средствами». Но ведь вы же видели, господа, в продолжение вот этого периода с 1 ноября по сегодняшний день, что этот «закон», при помощи которого вы хотите бороться, ведь он же все средства борьбы отдает в руки власти, а вам никаких.

Представьте себе, господа, крепость, которую построили лица, вступившие в соглашение с неприятелем. Они создавали укрепленный пункт, который защищать должен территорию от нападения врага, но, имея заднюю мысль, имея задачу сдать эту крепость наступающему неприятелю, эти строители создали внутри крепости сеть потайных проходов, сеть внутренних сообщений, через которые враг может ворваться «законными средствами», зная о них заранее.
А ведь вы знаете, что в Учреждении Государственной Думы все статьи, которые изложены в этом учреждении, они ведь создавались людьми, задача которых была не укрепление и не введение в Россию подлинного народного представительства, не укрепление прав народного управления, а создание, по видимости, крепости, это народное представительство защищающее, а в действительности имеющей только одну задачу – дать все возможности к тому, чтобы в любой момент враг народа – старая власть – мог бы ворваться в эту крепость страны и разрушить изнутри это народное представительство.
И на этих Петергофских совещаниях, протоколы которых я вам советую почитать, они чрезвычайно интересны, на этих заседаниях в Петергофе, в 1905 еще году, каждая статья, каждый параграф Учреждения Государственной Думы обсуждались только с одной точки зрения: ограничивает ли или не ограничивает эта статья абсолютную власть, дает ли возможность эта статья в любой момент законными средствами расправиться с народным представительством, и, если только было ясно, что это так, только тогда эта статья утверждалась. И ведь в этих особых совещаниях в Петергофе, где руководящую роль…

Я хочу только сказать…

Итак, господа, я хочу только вам напомнить, что там «делопроизводителем», еще без права решающего голоса, в качестве ученика, сидел теперешний председатель совета министров Александр Федорович Трепов.
Вот та политическая школа, которую он прошел, вот те политические принципы, которые залегли в его душу и руководят всей его деятельностью.
Не нужно здесь искать, разыскивать, где здоровые головы, где больные! Не нужно выставлять на первый план фигуру, жалкую фигуру Протопопова. Дело не в Протопоповых, дело в системе.
Нам говорят отсюда: «представьте наше несчастное положение – мы хотим компромисса, но мы не знаем, с кем компромисс заключать. Мы не видим адресата: адресат к нам спиной стоит». Представьте трагическое положение – компромисса не с кем заключать, разговаривать не желают!
Нет, господа, это ваши иллюзии, потому что вы строите фикцию, потому что вы думаете, что есть какая-то власть, имеющая полномочия и сидящая здесь. Нет, если вы хотите искать компромисса с действительной властью, так я вам укажу пути, куда они идут, где этот компромисс может быть заключен.
Этот компромисс может быть заключен только таким же путем, как его заключали все те, которые до сих пор садились на министерской скамье. Это власть не здесь, а она за кулисами, эта власть выставляет сюда только безвластных представителей своих.
Не живите своими иллюзиями, не создавайте себе фантомов и вводите в обман страну! Власть есть, она правит страной, она имеет своих слуг, и те, которые хотят с этой властью «входить в компромисс», они знают эти пути, Они знают эти пути, ведущие через Распутиных, через Воейковых и т. д., и т. д., и там они этот «компромисс» заключают.
Это – единственно реальная власть, это – единственная сила, которая существует в стране. Вместо власти, которая опиралась бы на народ, – личный режим! Старая власть, режим, ставящий свою волю выше закона и выше блага страны, вот кто ведет страну к гибели, вот кто повелевает государством.
Я думаю, что вы с нами вместе будете согласны сказать, что с этой властью компромисс страны невозможен. Ваши поиски заранее обречены на неудачу, потому что она с вами заключить компромисс не желает, потому что даже ваши задачи и ваши цели совершенно расходятся с ее целями и задачами!
Поэтому мы говорим, что в настоящий момент не время компромиссов, не время уступок. Личный режим совершенно ясно и открыто проявляет всю силу своей власти в стране и губит государство!
Вы говорите: «старая, бессильная власть»… Да ведь эта же «бессильная власть» превращает перед страной вас, народных представителей, в куклы без слов. Ведь эта же «бессильная» власть лишает наших избирателей возможности узнать то, что мы здесь говорим!
Ведь эта же «бессильная» власть выпускает из тюрем квалифицированных преступников и наполняет тюрьмы людьми, которые борются за свободу и счастье государства! Ведь это она, обладающая всей силой административной машины, всей силой физической власти, это она сидит на конце солдатского штыка.
Когда в такие моменты говорят: «мы боремся законным способом», мы боремся «на основании статей закона», то я спрашиваю совершенно искренне и без всякой полемики: вы не чувствуете ли сами, что у вас нет оружия в руках, потому что эти законные способы, эти законы другой стороной, борющейся с вами, не признаются?
Действуя «законным путем», вы подобны Дон-Кихоту, который борется с мельницами! Вам предоставляется этот законный метод, он никому не мешает!
Я напомню вам случай. Еще недавно на Марсовом поле один городовой ночью изнасиловал возвращающуюся швейку. К нему «на помощь» прибежал другой представитель власти и совершил то же самое.
Какова была бы роль гражданина, который в этот момент, вместо того, чтобы оторвать невинную жертву от насилователя и отбросить его в сторону, сказал бы, что завтра «по закону» он донесет об этом в соответствующие учреждения?! Не было ли бы это поступком худшим, чем простое «непротивление злу»?
Если власть пользуется законом и аппаратом государственного управления только для того, чтобы насиловать страну, чтобы вести ее к гибели, обязанность граждан этому закону не подчиняться.


iknigi.net/avtor-a-klimenko/83854-velichayshie-...

Нетрудно заметить, что Александр Федорович наглым образом обозвал действовавшую власть преступной, заявил что она губит страну, заявил что борьба с этой властью не является борьбой с государством, объявил действовавшую власть насильником насилующим страну и заявил что революция объективна.

По итогам этой речи, в Зимнем Дворце отложили кладку кирпичей, а Александра Федоровна даже заявила что Керенского следует повесить.

Но виноваты конечно Ленин и большевики.

URL записи